• К 70-летию окончания Великой Отечественной войны представляем подборку книг и рассказов о священниках — партизанах, воинах и героях, внесших свой вклад в дело Победы. Среди них будущий Патриарх Пимен, протоиерей Глеб Каледа и многие другие, известные и неизвестные пастыри Церкви. Заведущая православной библиотекой храма Преображения Господня в Богородском Светлана Андрюшина, перелистает с нами страницы книг, которые вряд ли смогли бы увидеть свет лет двадцать назад.

    Итак, Великая Отечественная война началась 21 июня 1941 г. в день памяти Всех святых, в Земле Российской просиявших. 26 июня митрополит Сергий (Старгородский) в Богоявленском соборе отслужил молебен «О даровании победы». С этого времени во всех храмах Московской Патриархии стали совершаться молебствия – «Молебен в нашествии супостатов, певаемый в Русской Православной Церкви в дни Отечественной войны».

    Проявления патриотической деятельности Русской Церкви были многообразны. Сотни священнослужителей, отбывших свой срок в лагерях, в 1941 г. были призваны в ряды действующей армии.

    1_11_2

    Будущий Патриарх Московский и всея Руси Пимен (в миру С.М.Извеков) свой боевой путь на фронтах войны начал заместителем командира роты.

    1_5

     

    Архимандрит Алипий (Воронов), наместник Псково-Печерского монастыря в 1950-1960 гг., оборонял Москву, в составе Четвёртой танковой армии дошёл до Берлина, награждён боевыми медалями и орденами.

    Будущий митрополит Калининский и Кашинский Алексий (Коноплёв) на фронте был пулемётчиком и получил медаль «За боевые заслуги».
    Протоиерей Борис Васильев в Сталинграде командовал взводом разведки, а к окончанию войны был заместителем начальника полковой разведки.
    Будущий старец и духовник Троице-Сергиевой Лавры архимандрит Кирилл (в миру И.Д. Павлов) воевал в Сталинграде. Участником Сталинградской битвы был и будущий протоиерей Глеб Каледа.


    Глеб Каледа с однополчанином 1942 г.

    1_3От Москвы до Берлина прошла боевой путь гвардии капитан Н.В. Малышева (матушка Адриана), cтавшая насельницей Московского подворья Пюхтицкого монастыря. Все они получили боевые награды за участие в военных действиях.

    А вот совсем неизвестный широкой публике факт проявления духовного патриотизма простыми мирянами. 4 сентября 1941 г. по благословению архимандрита Серафима (Битюкова) три женщины совершили крестный ход вокруг Кремля с иконой Божией Матери «Державная». На груди они несли также иконы князя Даниила Московского и великой княгини Евфросинии Московской (Русская Православная Церковь. ХХ век: Хроника основных событий)

    О победе русского народа над фашизмом молились не только в России, но и за её пределами. Патриарх Антиохийский Александр III обратился с посланием к христианам всего мира о молитвенной и материальной помощи России. Митрополит Гор Ливанских Илия (Карам) ушёл в затвор, где молился перед иконой Божией Матери о даровании победы России (Митрополит Илия (Карам) и Россия / Сост.: С.Фарах, Н. Гаврюшин.).

    1_8

     

    А в России иеросхимонах Серафим (Вырицкий) повторил молитвенный подвиг Серафима Саровского, простояв 1000 ночей на камне, молясь о спасении России и её народа от супостата (Филимонов В.П. Старец иеросхимонах Серафим Вырицкий и Русская Голгофа. – Спб.: Сатисъ, 1999).

    Оказавшись в оккупации, многие священники стали участниками партизанского движения. Одни действовали как связные партизанских отрядов, а иные, как протоиерей Александр Романушко из белорусского Полесья, участвовали в боевых операциях. Немалого мужества потребовалось отцу Александру, когда его пригласили отпевать полицая. Вместо «Вечной памяти» отец Александр призвал всех присутствовавших на кладбище пропеть «Анафема».

     

    1_7

    Протоиерей Александр Романушко

    Только в Полесье фашистами было расстреляно более 50% священников за содействие партизанам. Немало священиков, принимавших участие в партизанском движении, было награждено медалью «Партизану Великой Отечественной войны».

    Показателен пример Псковской православной миссии, созданной инициативой митрополита Сергия (Воскресенского). Она действовала в оккупированных районах юго-запада Ленинградской области, части Калининской, а также в Великолуцкой, Новгородской и Псковской областях с августа 1941 г. по 1944 г. (Обозный К.П. История Псковской православной миссии. 1941-1944 гг.). Священники, входившие в Псковскую православную миссию, не ограничивали свою деятельность лишь богослужением. Им удавалось посещать лагеря для военнопленных, где они пытались не только причащать умирающих и утешать страждущих, но и помогать им едой и одеждой, которой делились прихожане храмов. Так, по благословению игумена Псково-Печерского монастыря Павла (Горшкова) «в двух городских и сельских приходах… и в самом монастыре постоянно собирались деньги и продукты не только для больных и голодающих, находившихся в больницах Печор и Пскова, в тамошних богадельнях, но и для военнопленных… Подводы, гружёные хлебом, мукой, овощами, от обители и прихожан шли к голодающим Пскова, в городскую больницу, богадельню в Завеличье, госпиталь лагерного пункта 134». Не всегда помощь удавалась. На некоторых прошениях в комендатуру Печор с просьбой разрешить поездку в Псков стояла резолюция: «Не разрешено» (Малков Ю.Г., Малков П.Ю. «У пещер Богом зданных»: Псково-Печер. подвижники благочестия ХХ века. – М.: Правило веры, 1999). На территории Миссии открывались также школы, приюты для детей и т. д. («С Богом в оккупации»: Сб. / Авт.: прот. В.Ермаков; прот. Г.Митрофанов, Б.Гусев. — Спб.: АГАТ, 2002. ).
    Миссия находилась в довольно сложном положении: с одной стороны, она подчинялась оккупационным властям и должна была выполнять их предписания (которые нередко саботировались). С другой стороны, все действия священнослужителей Миссии были под постоянным контролем партизан. За неподчинение немецкому командованию были расстреляны священники А.Петров (Гатчина), М. Суслин (с. Орлино) и многие другие (Шкаровский М.В. Русская Православная Церковь при Сталине и Хрущёве. – Изд. 3-е, доп. – М.: Крутиц. подворье; О-во любит. церков. ист., 2005. ). К сожалению, после освобождения оккупированных территорий священнослужители Псковской православной миссии были арестованы и репрессированы.

    Весьма ярко описана жизнь православного священства и народа, оказавшегося под окормлением Псковской православной миссии, в романе А. Сегеня «Поп». Кинорежиссёр В. Хотиненко экранизировал это произведение. Фильм сделал доступными массовому зрителю неизвестные страницы трагического служения православного священства в годы Великой Отечественной войны.

    В Эстонии русские священники посещали концлагеря для военнопленных и перемещённых лиц, духовно окормляли верующих и помогали едой. Будущий Патриарх Алексий (Ридигер), тогда еще церковный служка, ездил по концлагерям порта Палдиски, деревень Клоога, Пылкюла, облегчая духовные и физические страдания несчастных, находящихся за колючей проволокой. Он, таллиннского священник Михаил Ридигер и псаломщик Вячеслав Якобсон (будущий митрополит Таллиннский Корнилий) спасли из гитлеровского плена священника Василия Верёвкина с семьей, а также брата и сестру Ермаковых. Василий Ермаков в послевоенное время учился вместе с Алексеем Ридигером в Ленинградской духовной семинарии, а затем в Духовной академии. Долгие годы отец Василий служил настоятелем храма во имя Серафима Саровского на Серафимовском кладбище Санкт-Петербурга («С Богом в окупации»). Он поддерживал самые тёплые отношения со Святейшим Патриархом Алексием II. О событиях, связанных с деятельностью Русской Православной Церкви на оккупированной территории Эстонии, можно прочитать в книге В.Кононенко и М.Сердюкова «Утро Патриарха», ч.2 «Война Алёши».

    Митрополит Николай (Ярушевич) категорически отказался покинуть Москву осенью 1941 г., когда из столицы были эвакуированы все главы религиозных организаций, включая Патриаршего Местоблюстителя Митрополита Сергия (Страгородского). Судьба Москвы висела буквально «на волоске», а в Спасо-Преображенском храме в Преображенском (ныне Преображенская площадь в Москве), где была кафедра митрополита Николая, постоянно совершались молебны о победе над фашистами. Очевидцы вспоминают: «Молитва в храме с Владыкой Николаем снимала всю муку тяжких испытаний, сила его божественного слова укрепляла, насыщала, утоляла духовно жаждущую и алчущую немощную душу. Люди уходили из храма утешенные, ободренные благодатным архипастырем… Душа рвалась в храм, чтобы услышать мудрые утешающие слова Владыки Николая». (Кирилл (Павлов), архим. Ближе к Богу!: Сб. / Сост.: свящ. В.Кузнецов, В.Дударев. – М.: Рос. писатель, 2003)

    1_18
    Спасо-Преображенский храм на Преображенской площади

    А в блокадном Ленинграде совершали свой духовный подвиг Митрополит Алексий (Симанский) и ленинградское духовенство ( Алексий I (Симанский), Патриарх Московский и всея Руси. Письма патриарха своему духовнику. – М.: Сретен. мон., 2000.- 304 с.: ил.; / Русская Православная Церковь. ХХ век: Хроника основных событий /  Цыпин В., прот. История Русской Православной Церкви. 1917-1990. – М.: Моск. Патриархия; Хроника, 1994. – 253 с.: ил. / Русская Православная Церковь при Сталине и Хрущёве). Во время артиллерийских обстрелов города пострадали Никольский и Князь-Владимирский соборы, здание Духовной академии, где в годы войны размещался госпиталь. Владыка Алексий вместе со своей паствой разделял все ужасы блокадных дней: служил, несмотря на постоянные обстрелы, проповедовал, ободрял и утешал верующих. Сам причащал, читал поминания, совершал отпевания. И постоянно обращался с архипастырскими посланиями, поддерживая в верующих дух патриотизма. Он говорил: «Русский человек бесконечно привязан к своему Отечеству, которое для него дороже всех стран мира… Когда Родина в опасности, тогда особенно разгорается в сердце русского человека эта любовь… Не только как на долг, на священный долг, смотрит он на дело её защиты, но это есть непреодолимое веление сердца, порыв любви, который он не в силах остановить, который он должен до конца исчерпать».(Алипий (Воронов), архим. Проповеди. – М.: Сретен. мон., 1999. – 159 с.)

    Показателен пример духовного подвига настоятель Свято-Димитриевской церкви в Коломягах, 72-летнего протоиерея Иоанна Горемыкина, который ежедневно, несмотря на голод и преклонный возраст, шёл с Петроградской стороны в храм для совершения богослужений. Своего сына, занимавшего должность главного инженера военного завода, он благословил идти на фронт.

    1_9
    Псковский священник Петр Пузанов после награждения

    Многие священнослужители, певчие, регенты и другие служащие при храмах Ленинграда не перенесли 900-дневной блокады, умерли от голода и бомбёжек. В память о всех погибших в блокаду в районе Малой Охты был возведен Успенский храм, который в народе стал называться «Блокадным».(Давыдова А.А. Монахиня из разведки. — М.: Никея, 2013)

    Особую страницу в истории Великой Отечественной войны составляет создание на церковные средства танковой колонны «Димитрий Донской». Не существовало ни одного прихода на свободной от фашистов земле, который не внёс бы свой вклад в общенародное дело. Когда не было денег в церковной кассе, люди шли по деревням, собирая подаяния «Христа ради». Так, две 75-летние старушки из села Троицкого Днепропетровской области М.М.Ковригина и М.М.Горбенко обошли деревни, хутора, посёлки, отстоявшие от их села едва ли не на 20 км и собрали 10 тысяч рублей. Сбор средств шёл и на оккупированной территории. Священник Фёдор Пузанов из Псковской области собрал среди верующих пожертвования на сумму около 500 тыс.рублей (в виде украшений, серебряных и золотых изделий, церковной утвари) и отправил их на Большую землю. А 7 марта 1944 г. Митрополит Николай (Ярушевич) передал сорок танков «Т-34» советскому командованию. На церковные средства была также создана и эскадрилья самолётов «Александр Невский». Новосибирские верующие своими взносами участвовали в строительстве сибирской эскадрильи «За Родину» (Русская Православная Церковь при Сталине и Хрущёве).

    Особенно много священнослужителей трудилось в военных госпиталях. Такие госпитали часто оборудовались в монастырях, они были на полном содержании и обслуживании монашествущих.

    1_16Раненные к Киевском Покровском монастыре 1943 г. После освобождения Киева в 1943 г. Покровский женский монастырь своими силами организовал госпиталь, в котором в качестве медсестёр и санитарок пребывали насельницы монастыря. Некоторые из настоятельниц, игумений таких монастырей были представлены к правительственным наградам.

    В Красноярске в годы войны в должности главного хирурга эвакогоспиталя трудился епископ Лука (Войно-Ясенецкий), известный учёный-хирург, прошедший лагеря и ссылки. Благодаря его операциям, которые он начинал с молитвы, многим раненным воинам была сохранена жизнь. В 1945 г. за капитальный труд «Очерки гнойной хирургии» уже архиепископ Лука был удостоен Сталинской премии Первой степени. Эту премию Владыка пожертвовал на помощь сиротам (Марущак В., протодиакон. Святитель-хирург: Житие архиеп. Луки (Войно-Ясенецкого). – М.: Данилов. благовестник, 2005. ).

    Как видим из перечисленной литературы, верующие выполняли свой патриотический долг и в тылу, и на оккупированных территориях, и на фронте. Впрочем, по словам самих военных, на войне неверующих не бывает.

    Итак, Великая Отечественная война закончилась. Она продолжалась 1418 долгих дней и ночей, «стала испытанием для всего нашего народа, выявившим силу его духа, сплочённости, готовности постоять «за други своя». Великому дню Победы предшествовал праздник праздников – Пасха Христова: в тот год она пришлась на 6 мая – день памяти св.великомученика Георгия Победоносца». Закончить обзор хотелось бы словами протоиерея Глеба Каледы: «Вечная слава героям Ледового побоища, Куликова поля, Бородина, миллионам братьев и сестёр, отдавших в годы Великой Отечественной войны свою жизнь за нашу жизнь. Всем им слава и вечная память в сердцах благодарных потомков!» (Священник Глеб Каледа – учёный и пастырь / Сост.: В.Г. Каледа. – М.: Зачат. жен. мон., 2007)

    КНИГИ

    1. Алексий I (Симанский), Патриарх Московский и всея Руси. Письма патриарха своему духовнику. – М.: Сретен. мон., 2000.- 304 с.: ил.

    2. Алипий (Воронов), архим. Проповеди. – М.: Сретен. мон., 1999.

    3. Давыдова А.А. Монахиня из разведки. — М.: Никея, 2013.

    4 Жукова М.Г. Маршал Жуков – мой отец. – М.: Сретен. мон., 2004.

    5. Златоуст ХХ века: Митрополит Николай (Ярушевич) в воспомининях современников. — Спб.: Нева-Визит, 2003.

    6. Кирилл (Павлов), архим. Ближе к Богу!: Сб. / Сост.: свящ. В.Кузнецов, В.Дударев. – М.: Рос. писатель, 2003.

    7. Кононенко В., Сердюков М. Утро Патриарха: Детские годы Алексия II. – Изд. 2-е. – М.: Эксмо; Никея, 2009.

    8. Малков Ю.Г., Малков П.Ю. У «пещер Богом зданных»: Псково-Печер. подвижники благочестия ХХ века. – М.: Правило веры, 1999.

    9. Марущак В., протодиакон. Святитель-хирург: Житие архиеп. Луки (Войно-Ясенецкого). – М.: Данилов. благовестник, 2005.

    10. Митрополит Илия (Карам) и Россия / Сост.: С.Фарах, Н. Гаврюшин. – М.: Изд. совет РПЦ, 2005.

    11. Обозный К.П. История Псковской православной миссии. 1941-1944 гг. – М.: Крутиц. подворье; О-во любит. церков. ист., 2008.

    12. Решетников В. Защитник своей Родины: Докум. повесть. – Изд. 2-е. – М.: Тип. «Новости», 2005.

    13. Русская Православная Церковь. ХХ век: Хроника основных событий. – М.: Сретен. мон., 2008.

    14. С Богом в оккупации: Сб. / Авт.: прот. В.Ермаков; прот. Г.Митрофанов, Б.Гусев. — Спб.: АГАТ, 2002.

    15. Священник Глеб Каледа – учёный и пастырь / Сост.: В.Г. Каледа. – М.: Зачат. жен. мон., 2007.

    16. Сегень А. Поп: Роман. – Изд. 2-е. – М.: Сретен. мон., 2010.

    17. Фарберов А. Спаси и сохрани: Свидетельства очевидцев о милости и помощи Божией России в Великую Отечественную войну. – М.: Ковчег, 2006.

    18. Филимонов В.П. Старец иеросхимонах Серафим Вырицкий и Русская Голгофа. – Спб.: Сатисъ, 1999.

    19. Цыпин В., прот. История Русской Православной Церкви. 1917-1990. – М.: Моск. Патриархия; Хроника, 1994.

    20. Чудеса на дорогах войны: Сб. – Изд. 2-е, испр. и доп. – М.: Полиграф Ателье Плюс, 2005.

    21. Шкаровский М.В. Русская Православная Церковь при Сталине и Хрущёве. – Изд. 3-е, доп. – М.: Крутиц. подворье; О-во любит. церков. ист., 2005.

    Материал сайта храма Преображения Господня в Богородском

    Комментарий